сержант пехоты (zyrianin) wrote,
сержант пехоты
zyrianin

И снова о "Новгородском деле".

В Сети выложено обвинительное заключение, в ЖЖ glaue2dk возобновилось горячее обсуждение, в котором участвую и я.

Единственным важным обстоятельством, неизвестным мне ранее, оказалась профессия одной из соседок Федоровых, И.А.Анисимовой: она - адвокат. Именно она беседовала в своей комнате с 11-летним Егором Кудровым сразу после того, как Алису увезла "скорая" - будучи с самого начала вполне убежденной в том, что первоначальные слова Егора о том, что "большая девочка бросила с лестницы маленькую", полностью соответствуют истине, мальчик не мог ни соврать, ни ошибиться. Мне казалось, что данное обстоятельство очевидным образом делает показания ребенка юридически ничтожными: после такого тенденциозного, но при этом профессионального "расспроса" мог ли он сам отличить в своих показаниях истину от подсказок Анисимовой?

Оказалось, однако, что очевидное мне - отнюдь не очевидно другим. Спор затянулся, возможно, он не закончится и сегодня. Я решил выложить один из своих тамошних комментов у себя.

"Я не отвечаю за все благоглупости, сказанные "про-антониновскими" блогерами за полтора года. Обвинение, основанное на показаниях единственного несовершеннолетнего свидетеля, сразу показалось мне странным; но я ждал более подробной информации. Затем в сети появились фрагменты дела. Показания Егора производили впечатление подогнанных под обвинение; впрочем, зная некоторые особенности национальной юриспруденции "изнутри" - я этому не удивился.

Какую версию событий я считаю наиболее вероятной - написано в моем блоге; почему readership считает, что эта версия обнаруживает моё якобы незнакомство с версией обвинения (т.е. показаниями Е.Кудрова) - Бог весть. Официальную версию я к тому времени, в принципе, знал - но она не казалась и не кажется мне убедительной. Мальчик "увидел" слишком много подробностей; так бывает в протоколе - но не в жизни. До вчерашнего дня я полагал, что эти подробности - на совести следователя. Теперь думаю, что и на его, и соседки-адвоката, и других соседей, мгновенно "уверовавших". Велика ли вероятность, что все они все же правы, а Антонина - преступница? Невелика, но ненулевая. Для правосудного осуждения - совершенно недостаточна.

Что же касается того, как Алиса упала: падать она могла как угодно. Это по версии Егора и обвинения мать держала девочку над пролетом в вытянутых руках, так что падать она могла только вертикально. На самом же деле она могла вырываться из рук мамы, отталкиваться ножками и т.д.; все это создает самый широкий спектр возможных траекторий и вращений.

Повторяю: достоверно восстановить те события нельзя. Приходится основываться на показаниях ребенка; но ребенок-то, после вопросов-подсказок свидетельницы, вполне мог уловить главное: "начну в точности вспоминать, как все было - запутаюсь, и плохая тетя вывернется; надо рассказать так, чтобы не вывернулась!" Всебщее одобрение, как и всеобщее осуждение плохой тети, лишь укрепляют в этом убеждении.

Повторяю свою версию. Алиса вышла на лестницу, мать вышла следом. Откуда наблюдал мальчик, мы не знаем: может, сверху, может, напротив. Его показаниям в этой части верить нельзя. Но, скорее всего, он обратил внимание на Федоровых уже в тот момент, когда девочка оказалась за перилами. Сама - но он этого не видел, и принял попытки матери вытащить ее за сталкивание.

Затем происходит общеизвестное: сбегаются соседи, мальчик рассказывает свою интерпретацию увиденного, все (кроме бабушки Алисы) ее поддерживают. Затем - беседа с Анисимовой. Всё, что не укладывается в версию покушения на убийство, из показаний ребенка исчезает. Тут не нужно долго согласовывать детали, все происходит "почти само собой". Важно лишь, чтобы мальчик "вспомнил" то, чего он не видел, но в чем уверен: момент протаскивания ребенка через перила и его падение. Анисимова задает точные вопросы: за обе руки держала? нет, сначала за одну (понятно, что через перила проще провести боком). А как девочка упала? (Понятно, что сказать, как было - мама-убийца подтвердит и выдумает, что девочка у нее "вырвалась".) Держала в вытянутых руках над пролетом. А когда взяла в обе руки? Тогда-то.

ВСЁ. Версия готова; и оба фактических соучастника оговора искренне считают, что сделали благое дело, восстановили истину, а если что слегка и изменили - так ведь для справедливости же! А у Антонины, "коварной убийцы, заранее продумавшей маскировку" - никаких готовых версий нет. Растерянность, жалкие противоречивые попытки отрицать сам факт, что в момент падения она не просто была рядом с Алисой, но и держала ее в руках.

Вот и всё. Так ли это было? Скорее всего, так или примерно так - и этого достаточно для полного оправдания. Но получилось то, что получилось: салемские ведьмы XXI века, клеймо на российской юстиции."
 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments